Библиограф - зарубежные авторы. Выпуск 116



sell structured settlement b7a4ec10

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 116 из серии "Библиограф - зарубежные авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки зарубежных от нас поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 231. Чаплин Ч. - Чейз Д.

В этой главе опубликовано


Чапек Карел - О Падении Нравов
Тихо было у входа в пещеру. Мужчины, размахивая копьями,
с самого утра отправились к Бланску или к Рейце, где
выследили стадо оленей; женщины тем временем собирали в лесу
бруснику, и оттуда доносились их пронзительные голоса и
перебранка; дети, вероятнее всего, плескались под горкой в
речушке - да кто уследит за этими пострелятами, за этой
мелюзгой беспризорной! А первобытный старик Янечек дремал
себе в тиши на мягком октябрьском солнышке; вернее сказать -
храпел, и в носу у него посвистывало, но он прикидывался,
будто вовсе не спит, а охраняет пещеру своего племени и
властвует над ней, как оно и полагается престарелому вождю.
Жена его, старуха Янечкова, разложила свежую медвежью
шкуру и принялась скоблить ее заостренным камнем "Делать это
надо основательно, пядь за пядью, не так, как молодая сноха,
- подумалось вдруг старой Янечковой. - Эта вертихвостка
только поскоблит спустя рукава, да и бежит нянчиться с
ребятишками. В такой шкуре, - думает старуха, - и
прочности-то никакой - и-и, милые, мигом порвется да
сопреет! Да только я ни во что вмешиваться не стану, коли
уж сын ничего ей не говорит, - тянутся старушечьи мысли. -
Эх, не умеет сноха вещи беречь! Батюшки, а шкура-то
прорвана! Да еще на спине!
Ох, люди добрые, - обомлела старая дама, - и какой же это
нескладеха ткнул медведя в спину? Теперь вся шкура
попорчена! Нет, мой ни в жизнь не сделал бы так, - с
горечью думает старуха. - Мой всегда норовил попасть прямо
в горло..."
- Э-кхе, гм, - закряхтел в это время старик Янечек,
протирая глаза. - Наши-то не вернулись?
- Где там, - проворчала супруга. - Ишь чего захотел.
- Ох-ох-ох, - вздохнул старик, сонно моргая. - Куда им.
Да ну их. А бабы где?
- Караулю я их, что ли? - сердито отозвалась Янечкова.
- Ясно, шляются где-то.
- А-ааа, - зевнул дед Янечек. - Шляются. Нет, чтобы...
нет, чтобы скажем, того... Да уж! Вот какие дела...
Снова стало тихо, только Янечкова проворно, со злобным
усердием, скоблила сырую шкуру.
- А я говорю, - начал Янечек, задумчиво почесывая спину,
- вот увидишь, опять наши ничего не притащат. Еще бы - куда
им с этими новыми костяными копьями, от них и проку
никакого... Внушаю, внушаю сыну: пойми, говорю, нет такой
прочной и твердой кости, чтобы делать из нее наконечники для
копья! Вот и ты, хоть баба, а должна признать: ни в кости,
ни в рогах нет... такой пробивной силы, что ли? Ударишь по
кости-то - да разве костью кость перешибешь? Ясно как день!
Вот каменный наконечник, это, брат... Оно конечно, с
камнем-то возни побольше, зато инструмент какой! Да разве
сыну втолкуешь?
- Известно, - с горечью поддакнула старуха Янечкова. -
Нынче никому не прикажешь.
- Да я никому и не приказываю! - вскипел дед. - Так
ведь и советов не слушают! Вот вчера - нашел вон там, под
скалой, славный такой плоский кремневый обломок. Его бы
чуть обтесать, чтоб поострее был, и готов наконечник для
копья, лучше не надо. Ну, принес домой, показываю сыну:
"Гляди, мол, ничего камушек-то, а?" - "Ничего, говорит,
только куда его, батя?" - "Ну, говорю, можно его приладить
для копья" - "Да ну вас, батя, говорит, очень надо с ним
возиться! У нас в пещере целые кучи этого старого хлама, и
проку никакого; они и на древке-то не держатся, как ни
привязывайте - так на что он?" Лодыри! - взорвался вдруг
старик. - Нынче всякому стало лень как следует обработать
кусок кремня, вот в чем дело! Разбаловались! Конечно,
такой костяной наконечник в два счета сделаешь


Чапек Карел - Голубая Хризантема
Чапек Карел - Гордубал
Чапек Карел - Графиня
Чапек Карел - Дашенька, Или История Щенячьей Жизни
Чапек Карел - Двенадцать Приемов Литературной Полемики Или Пособие По Газетным Дискуссиям
Чапек Карел - Двенадцать Приемов Литературной Полемики, Или Пособие По Газетным Дискуссиям
Чапек Карел - Дело Господина Гавлены
Чапек Карел - Дело Сельвина
Чапек Карел - Деньги
Чапек Карел - Дым
Продолжение главы 231


Глава 232. Чейни Д. - Черри К.

В этой главе опубликовано


Первые признаки стали заметны только через месяц после аварии. Это можно было назвать замедленным шоком, хотя доктор Мелиш подобрал какое-то другое название, но он приверженец своему профессиональному жаргону, который для нас с вами звучит как ахинея; тем не менее, он имел в виду именно замедленный шок.
За месяц до аварии я парил в разреженной атмосфере успеха. Взять, к примеру, хотя бы мою работу. Ради того, чтобы заполучить ее, я трудился как раб и, наконец, добился своего: стал главным комиссионером самой первоклассной ювелирной фирмы в Парадайз-Сити — «Люс и Фремлин».

Она стоит на одной ступени с «Картье» и «Ван Клеев и Арпелс». В нашем городе каждая лавка, магазин и ювелирная фирма стараются перещеголять других, потому что этот город — место, где миллионеры спускают свои денежки, где типы с набитыми бумажниками, кинозвезды и любители пускать пыль в глаза выставляют напоказ свое богатство.
«Люс и Фремлин» считается лучшей в своей области и должность эксперта по бриллиантам приносила мне годовой доход в шестьдесят тысяч долларов, что даже в этом городе с его самой высокой на флоридском побережье стоимостью жизни — деньги не маленькие.
У меня был «мерседес» с откидным верхом, квартира с двумя спальнями, выходящими окнами на океан, маленький банковский счет и тысяч на восемьдесят акций и облигаций.
Мой шкаф был набит хорошими костюмами. Я был высоким и, по мнению многих, красивым парнем и лучшим игроком в гольф и скуом в загородном клубе. Теперь вам, наверно, ясно, что я имел в виду, говоря, что парил в облаках успеха… но, погодите: сверх всего этого у меня была Джуди.
Я упоминаю о ней последней, потому что она была самым ценным моим достоянием.
Джуди была брюнетка, хорошенькая, умная и добрая. Мы познакомились в загородном клубе, и она оказалась хорошим игроком в гольф. Если я давал ей шесть очков форы, она побеждала меня — а это значит, что она умела играть.
Она приехала в Парадайз-Сити из Нью-Йорка собирать материалы для биографии судьи Сойера. Она быстро акклиматизировалась в Парадайз-Сити, приобрела популярность и через несколько недель стала неотъемлемой частью молодой компании в клубе.

Мне потребовалось четыре недели и раундов тридцать гольфа, чтобы убедиться, что Джуди именно та девушка, которая мне нужна. Позже она сказала, что почувствовала во мне своего мужчину гораздо скорее. Мы обручились.
Когда мой босс Сидни Фремлин, принадлежавший к той породе щедрых, несколько ошеломляющих в своей экспансивности педерастов, которые — если вы им нравитесь — не знают, как вам угодить, услышал про обручение, он настоял на устройстве званого вечера. Сидни обожал вечеринки.

Он пообещал позаботиться о финансовой стороне и сказал, что вечер нужно обязательно устроить в клубе и пригласить всех, буквально всех. Я отнесся к затее довольно безразлично, но Джуди идея явно пришлась по душе, поэтому я согласился.
Сидни знал, что я едва ли не лучший знаток бриллиантов в нашем деле и без меня высокий класс его фирмы понизился бы, примерно, так же, как падает репутация французского ресторана с уходом шеф-повара, и что я нравлюсь всем его клиентам, которые советовались со мной и спрашивали мое мнение при покупках.


Чейз Джеймс Х - И Однажды Они Постучатся ( Право На Мечту )
Чейз Джеймс Х - Игра Без Правил
Чейз Джеймс Х - Избавьте Меня От Нее
Чейз Джеймс Х - Итак Моя Прелесть
Чейз Джеймс Х - К Чему Эти Сказки
Чейз Джеймс Х - Как Крошится Печенье
Чейз Джеймс Х - Кейд
Чейз Джеймс Х - Кинжал И Пудреница ( Никогда Не Знаешь, Чего Ждать От Женщины )
Чейз Джеймс Х - Кинжал И Пудреница
Чейз Джеймс Х - Клубок
Продолжение главы 232